Официальный сайт Дмитриевой Оксаны Генриховны, депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга   
E-mail:

Цена бюджета

Газета «Трибуна»

Оксана Дмитриева: «В нашем Альтернативном бюджете главная цель – не макроэкономическая стабильность, а модернизация страны и стимулирование экономического роста»

В Государственной думе началось обсуждение бюджета Российской Федерации на будущий год. КПРФ, «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» и ЛДПР в полном составе проголосовали против проекта главного финансового документа страны. Однако, несмотря на обилие критики, бюджет все же был принят в первом чтении. С чем не согласны депутаты? Об этом мы беседуем с членом Комитета Государственной думы по бюджету и налогам, первым заместителем руководителя фракции «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» Оксаной ДМИТРИЕВОЙ.

– В чем заключается ваша принципиальная критика проекта бюджета России на 2010 год?

– Во-первых, правительством неверно поставлена основная задача бюджетной политики. В предложенном нам документе упор делается на обеспечение макроэкономической стабильности и ограничение дефицита бюджета. Задача же модернизации экономики и стимулирования экономического роста в бюджете не только не решается, но даже и не ставится.

Во-вторых, бюджет неправильно рассчитан. Он составлен исходя из цены на нефть в 58 долларов за баррель, хотя наиболее вероятная цена на нефть – более 70 долларов за баррель. Зачем это делается? Для того чтобы реально полученные доходы от нефтяного экспорта не вкладывать в экономику страны, а стерилизовать, как это происходило в предыдущие пять лет. Это не ослабляет нашу зависимость от нефтяных цен, а лишь усиливает. Любой первокурсник экономического вуза знает, что лишь вкладывая деньги от экспорта внутри страны и развивая другие отрасли, в частности, инфраструктуру, жилье, инновации, обрабатывающую промышленность, можно ослабить зависимость от сырьевого экспорта.

В-третьих. Все социальные траты, кроме пенсии, сокращаются в абсолютном выражении по сравнению с 2009 годом. Кроме того, правительство оставляет дефицитными региональные бюджеты, оно отнимает у них 350 миллиардов рублей дотаций и трансфертов.

В-четвертых, это бюджет инновационной деградации, а не инновационного развития. Правительство планирует потратить 250 миллиардов рублей на докапитализацию банков. Это более чем в полтора раза больше, чем совокупные расходы на фундаментальную и прикладную науку.

Но и это еще не все. В этом бюджете просто огромен масштаб нерациональных расходов. В частности, расходы на обслуживание долга увеличиваются на 102 миллиарда рублей. Почему? Зачем нужно снова строить пирамиду государственных заимствований как внутренних, так и внешних?

– Это действительно интересный вопрос. Зачем прибегать к заимствованиям под 8–11 процентов годовых, когда у страны в Фонде национального благосостояния достаточно собственных средств, а доходность от их размещения не превышает 3 процентов?

– Никаких внятных объяснений по этому поводу нам дать не смогли. Как сказал наш юморист Михаил Задорнов, это все равно, что купить один холодильник по цене трех и один получить в подарок.

– Я знаю, что ваша фракция подготовила проект альтернативного бюджета. В чем его основные отличия от документа, представленного Министерством финансов?

– В качестве главной задачи мы ставим не монетаристские цели макроэкономической стабильности, а модернизацию страны и стимулирование экономического роста. В социальной области мы не путаем обязательства и цели. Цель бюджета – это повышение жизненного уровня населения и на выходе из кризиса – расширение платежеспособного спроса. Поэтому в нашем бюджете предусмотрена 20-процентная индексация заработной платы бюджетников как федеральных, так и региональных. Исполнение же принятых социальных обязательств, в том числе по пенсиям, по Конвенции по правам инвалидов – это безусловные обязательства, которые являются необходимым условием подготовки любого бюджета.
Мы рассчитывали бюджет исходя из цены в 70 долларов за баррель. Полученные таким образом дополнительные доходы, а это 1 триллион 250 миллиардов рублей, мы предлагаем пустить на стимулирование экономического роста как через налоги, так и через прямые бюджетные ассигнования. Подавление инфляции мы бы осуществляли не сжатием государственных расходов и платежеспособного спроса населения, а за счет ограничения роста тарифов и ограничения аппетитов естественных монополий.
Кроме того, мы предлагаем исключить из расходов бюджета 250 миллиардов рублей на докапитализацию банков. Финансовые учреждения уже получили достаточно денег, эффект от этого оказался намного скромнее ожидаемого. Нам кажется, что полезнее направить эти средства на финансирование прикладной и фундаментальной науки. В нашем бюджете на эти цели предусматривается дополнительно 240 миллиардов рублей.

– А что с образованием и здравоохранением?

– В правительственном бюджете предлагается сокращение расходов на образование и на здравоохранение на 4 и 5 процентов соответственно. В нашем альтернативном бюджете заложен рост расходов на здравоохранение на 33 и на образование – на 26 процентов. Мы также предлагаем сократить расходы на обслуживание долга на 40 миллиардов рублей, поскольку мы не собираемся производить внутренние и внешние заимствования. Более того, в правительственном бюджете сокращаются все расходы на отрасли, имеющие хоть какое-то отношение к инвестициям. Финансирование дорог сокращается на 15 процентов, жилья и вовсе на 30. Мы с этим не согласны.

– Власть долгое время говорила об инновациях как об одном из инструментов качественного развития России. Получается, что с массовым сокращением расходных статей бюджета вопрос об инновациях как минимум отложен?

– Проблема не только в объемах финансирования, но и в механизмах распределения денежных средств. Правительство выделяет «Роснано» 130 миллиардов рублей, чтобы люди, отдаленно знакомые со школьной программой по физике и химии, нашли что-то отдаленно похожее на инновации в области нанотехнологий. Естественно, такой механизм расходования средств никогда не обеспечит никакого прорыва. Зачем создавать за счет бюджета очередного посредника? У нас есть общепризнанные мировые научные лидеры, и деньги нужно давать именно им: ведущим ученым, ведущим научным школам.
В России 79 ученых с индексом цитирования выше 5000. Возглавляет список академик Владимир Арнольд. Вот и должны быть именные программы академиков Алферова, Скулачева, Гинзбурга, Арнольда, Фадеева. И будьте уверены, они все деньги до копейки направят именно на науку и на социальную поддержку ученых. Правительство готово потратить на проведение форума АТЭС 70 миллиардов рублей, но у Белого дома нет денег на то, чтобы поддержать, привязать к России лучшие научные умы. Для того чтобы обеспечить условия для работы тысяче ведущих ученых (опять же с индексом цитирования свыше 1000), нужно всего от 5 до 7 миллиардов рублей. И все они будут работать здесь, и именно они организуют нам инновационный прорыв.
Я считаю, что правительство представило бюджет, который продолжает политику сырьевой зависимости и низкого жизненного уровня большинства населения страны и уповает исключительно на рост мировых цен на нефть. Белый дом предусмотрел увеличение ассигнований на органы безопасности, но этим бюджетом он ставит под вопрос и безопасность всей страны.

Максим БАШКЕЕВ