Официальный сайт Дмитриевой Оксаны Генриховны, депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга   
E-mail:

Оксана Дмитриева: Нам предлагают коммерциализацию школ и поликлиник

Выступление в Госдуме

Бюджетные учреждения перестают быть таковыми – они выпадают из бюджетной системы и фактически становятся коммерческими организациями.

Предложенная схема упрощает руководству организаций присвоение имущества бюджетных учреждений, поскольку они выпадают из бюджетной системы. Появляется возможность свернуть бюджетную сеть, не заявляя об этом гласно. Развал традиционной бюджетной системы, вывод из нее здравоохранения, науки и образования, ставит под сомнение реализацию задач по модернизации, поставленных президентом.

– Уважаемые коллеги. Я буду говорить о целом ряде недостатков этого закона. Но самая обличительная критика, на мой взгляд, содержится в очень квалифицированных заключениях двух комитетов, комитета по конституционному законодательству и комитета по гражданскому и процессуальному законодательству, которые на самом деле в своих заключениях очень профессиональных вскрывают суть данного законопроекта.

Не могу не зачитать: "По существу, закрепление в законе предлагаемого типа бюджетного учреждения размывает саму конструкцию учреждения, поскольку по объёму предоставляемой ему правоспособности оно представляет собой фактически разновидность коммерческой организации". Это сказали не мы, не оппозиция, это сказали специалисты в области гражданского права. Вот что заключает в себе эта реформа.

Теперь наше дополнение к этому заключению, которое отражает суть. Уже сказано было, что законопроектом предполагается разделение бюджетных учреждений на бюджетные и казённые. При этом бюджетными учреждениями в традиционном смысле этого слова остаются только казённые учреждения. А те, которые будут называться бюджетными - это уже будут никакие не бюджетные учреждения, если посмотреть поправки к Бюджетному кодексу. На них, на бюджетные учреждения, уже не распространяется принцип единства бюджетной системы, а значит, отчётность, бюджетная классификация, контроль, всё то, что относится к бюджетной системе.

Дальше. Полностью размывается статус бюджетного учреждения, учреждения как такового. Потому что каковы характеристики учреждения по ГК? Учреждение полностью или частично финансируется собственником - эта норма исключена. Собственник несёт субсидиарную ответственность - эта норма исключена. Организация не вправе отчуждать либо иным способом распоряжаться собственностью – и этого теперь нет. Раз так, раз этих трёх основных признаков учреждения нет - значит, это уже не учреждение.

И в этом плане очень смешно выглядит статья 298 Гражданского кодекса, поскольку вскрывает всю суть предлагаемых изменений. Там написано: частное учреждение, то есть созданное частным собственником, не вправе отчуждать либо иным способом распоряжаться имуществом, закреплённым за ним собственником имущества. То есть частный собственник, когда даёт имущество учреждению, не разрешает ему распоряжаться имуществом без его согласия. А бюджетное учреждение может это делать. То есть государство - это такой собственник, который разрешает делать со своим имуществом то, что никакой другой собственник никогда не разрешит.

Далее. В ГК определены формы оперативного управления, форма хозяйственного ведения. Для бюджетного учреждения так, походя написано, что это самостоятельное распоряжение. Что это такое? Что это такое в смысле ГК? В ГК это не написано, в Бюджетном кодексе тоже. Что это такое - самостоятельное распоряжение? И где это право в ГК?

А кто собственник имущества, которое приобретено за счёт доходов от приносящей доход деятельности? Руководитель предприятия, трудовой коллектив?

Далее. Доход от использования имущества, находящегося в государственной собственности, для бюджетных учреждений не является доходом бюджета. А чьим доходом это является - опять же трудового коллектива, руководителя предприятия? То есть тут полное выпадение из Гражданского кодекса, и в Бюджетном кодексе вообще понятия бюджетного учреждения нет.

Теперь о взаимоотношениях с государством. Вот есть юридическое лицо и есть государство. Между традиционным бюджетным учреждением и государством есть Бюджетный кодекс и смета, деньги предоставляются по смете. Если это юридическое лицо даже государственное, там есть договор или контракт. А чем по новой схеме регулируются взаимоотношения? Субсидией. А что такое субсидия? Кстати, такого понятия вообще нигде нет, теперь в Бюджетном кодексе нет понятия "субсидия". В традиционном понимании, в старой редакции Бюджетного кодекса, субсидия - это безвозвратное предоставление средств в случаях целевого долевого финансирования. В новой схеме бюджет финансирует госзадание. То есть тут ни контракта, ни сметы. И как же мы будем регулировать финансовые взаимоотношения? В Бюджетном кодексе такого механизма нет, в ГК нет, то есть налицо полное выпадение из правового законодательного пространства. Это обстоятельство более профессионально изложено в заключении наших двух юридических комитетов.

Поэтому я вот не соглашусь с министром Здравсоцразвития, что этот законопроект ликвидирует старую проблему – частичную приватизацию высшим менеджментом имущества бюджетных учреждений. Проблема только усиливается, поскольку возникает полное выпадение из законодательного пространства.

Данный законопроект усиливает закрытость бюджетного учреждения от контроля. Вот статья, которая определяет принципы единства бюджетной системы. Один из принципов единой бюджетной классификации - отчётность. Но в законопроекте зачёркивается слово "бюджетные" (учреждения) и вместо него пишут "казённые". Это значит, что ни бюджетная классификация, ни традиционные бюджетный учёт и отчётность не распространяются больше на бюджетные учреждения.

Теперь вопрос о том, каково будет соотношение между коммерческой деятельностью бюджетного учреждения и работой по государственному заданию. Тут есть большие подводные камни. Главное – появляется возможность свернуть бюджетную сеть, не заявляя об этом гласно. Когда сейчас у нас закрывают сельские школы или больницы, это невозможно скрыть – потому что их надо исключать из сметы. Возникают скандалы. Депутаты возмущаются, местные газеты пишут, то есть это очень сложно. А при новой системе это можно будет сделать очень легко.

Я вам приведу пример по Санкт-Петербургу даже без учёта этого законопроекта. У нас есть больница для блокадников. Это бывшая больница обкома партии, ее отдали блокадникам. Она расположена в прекраснейшем месте - около Смольного, имеет хороший коечный фонд и большую потребность, большой спрос среди блокадников. Её разными путями хотят выдавить с этого места, потому что место очень хорошее - большой кусок земли с садом в центре Санкт-Петербурга. Сейчас что делают? Сокращают плановое задание на лечение больных. Коечный фонд есть, врачи есть, больные есть – а задания нет. Создают финансовые проблемы у больницы – выискивают финансовые нарушения и так далее. Ещё этого закона нет, а уже пытаются всё привлекательное, всё, что имеет ценность, объявить ненужным через манипулирование плановым заданием.

Следующий момент. Я бы хотела сказать по поводу коррупции. Мы очень много обсуждаем вопрос коррупции, коррупционной ёмкости отдельных статей бюджета. И мы с вами знаем, что наименее коррупционноёмкая, наименее взяткоёмкая - это бюджетная смета. Да, там есть нарушения, но всё равно степень эффективности гораздо выше у бюджетной сметы. А учреждения лишают сметы, выводят из бюджетной системы.

Мне представляется, что развал традиционной бюджетной системы, вывод из нее здравоохранения, науки и образования, ставит под сомнение реализацию задач по модернизации, поставленных президентом, о которых он так увлечённо говорил в Томске.

Выступление ОКСАНЫ ДМИТРИЕВОЙ в Государственной Думе 12 февраля 2010 года при обсуждении проекта федерального закона № 308243-5 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений".
По стенограмме, Бюлл. N 141(1114) Ч.1: Стр.53-55