Официальный сайт Дмитриевой Оксаны Генриховны, депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга   
E-mail:

Оксана Дмитриева: «Налоговый манёвр – самое вредное из того, что предлагается в бюджете-2015»

21 октября Государственная Дума рассмотрела проект Федерального закона №605370-6 "О внесении изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и иные законодательные акты Российской Федерации" (в части совершенствования налогового администрирования). Оксана Дмитриева прокомментировала законопроект

– Уважаемые коллеги, я полагаю, что этот законопроект и предусмотренный в нём так называемый налоговый манёвр – это самое вредное из того, что предлагается в бюджете на 2015 год. Причём последствия будут очень разнообразные и чрезвычайно длительные.

Уважаемые коллеги, задача в том, чтобы выровнять цены на сырьё, энергоносители внутри страны и выровнять их по отношению к мировым, эта задача давно ставилась. Её ставили тогда, когда давали нам кредиты международных финансовых организаций. Потом это же требование было обусловлено в документах при вступлении России в ВТО.

Казалось бы сейчас, когда у нас уже нет кредитов международных финансовых организаций, и когда многие соглашения по ВТО поставлены под сомнение отнюдь не нами, а нашими партнёрами, нам совершенно не следовало бы выполнять эти абсолютно вредные для нашего производителя и для нашей экономики нормы. Поскольку дешёвое сырьё, энергоносители – это одно из немногих объективных конкурентных преимуществ нашей экономики, и это надо было активнейшим образом использовать.

Но, к сожалению, именно в тот момент, когда мы могли этим воспользоваться, мы делаем совершенно противоположную меру.

Что касается того, как это всё будет происходить. По структуре 2014 года в нефтегазовых доходах основную долю составляла именно экспортная пошлина – 60 процентов от нефтегазовых доходов, то есть основной налоговый пресс приходился на внешнего потребителя.

После так называемого налогового манёвра всё изменяется, и теперь уже на экспортные пошлины приходится 43 процента доходов нефтегазовых, а соответственно на НДПИ 57 %, а дальше больше и больше.

Это означает, что этот манёвр - 1 триллион 300 миллиардов – придется снять с экспортных пошлин и передать на НДПИ, эта сумма, примерно половина, она дополнительно ляжет грузом на внутреннего потребителя. Минимум 750–800 миллиардов рублей. Это то, что заплатит внутренний потребитель, наша промышленность, наше население в виде платы за бензин, в виде платы по ЖКХ и по всему остальному.

Это провоцирование абсолютно классической инфляции издержек, повышение цены на сырьё и первичные энергоносители, чтобы потом это по цепочке мультиплицировалось. Никаким образом бороться с этим будет невозможно. Потому что эта инфляция закладывается в самом первичном звене.

Как минимум 800 миллиардов из 1300 миллиардов этих изменений придётся на внутреннего потребителя. Для того чтобы, как говорит Правительство, сдержать рост цен, уменьшаются акцизы, снижаются акцизы в целом на 220 миллиардов рублей. Опять же, каждый, кто может сопоставить 800 миллиардов и 220, это же несопоставимо! Если у вас дополнительный пресс фактически 800 миллиардов, а экономия 220 миллиардов, то всё равно потребитель так или иначе эти 600 миллиардов заплатит. Из ничего невозможно это сделать.

Теперь, что значит сокращение акцизов? Это дырка в региональных бюджетах, дорожных фондах, и это дырка в федеральном бюджете, поскольку тоже идёт сокращение акцизов. Для того, чтобы каким-то образом компенсировать потери бюджетов региональных, все 100 процентов акцизов уже в уменьшенном объёме отдаются территориям. А федеральный бюджет это компенсирует за счёт других доходов, во-первых, потери региональных бюджетов по ставке акцизов. Во-вторых, снижение поступлений акцизов в дорожные фонды уже по федеральному дорожному фонду. И всё вот это цена, которую оплачивает федеральный бюджет – 228 миллиардов рублей. Поэтому-то увеличение астрономическое, которое вдруг на 26 процентов идёт по ассигнованиям на дорожное хозяйство, это отнюдь не новые деньги, это просто компенсация выпадающих доходов территориальных дорожных фондов. Поэтому там никакого приоритета, то, что видно по бюджету, нет. Это просто компенсация выпадения акцизов.

И что мы получаем в результате этого налогового манёвра? Мы получаем сокращение, реальное сокращение доходов и федерального, и региональных бюджетов. Мы получаем дополнительные издержки, существенные для всей экономики и населения. Мы получаем риски администрирования, потому что, извините, у вас 1 триллион 300 миллиардов перебрасывается с одного налога на другой. И мы получаем риски для всех нефтяных компаний газовых и для будущей инвестиционной программы. Потому что, когда потом цены поднимутся существенным образом, то дальше можно расписать, что будет: будут вызваны все нефтяные компании, будет вызвана антимонопольная служба. И будет сказано: "Товарищи, давайте сдерживать рост цен". А рост цен можно будет сдержать, поскольку НДПИ всё равно платить надо будет, будут за счёт своей инвестпрограммы и каких-либо других расходов.

Поэтому вещь это абсолютно вредная, провоцирующая инфляцию и лишающая нашу экономику основного конкурентного преимущества.